СМЕНА НА ВОСТОКЕ

LIFE – взлет вертолета с Федорова, садится на полосу

На российской полярной станции Восток заканчивается смена зимовочного состава. В 58-ую Российскую Антарктическую экспедицию туда отправляется зимовать 12 человек. На Полюс Холода Земли их доставит канадский самолет Баслер на лыжном шасси. Ледовая взлетно-посадочная полоса расположена недалеко от станции Прогресс на плоском участке ледника.

Сергей Зарин, ведущий инженер синоптик

— Ширина полосы 60 метров, протяженность – 1200 метров, через каждые сто метров полоса размечена флажками.

Готовить аэродром на Прогрессе начали за месяц до этих полетов – антарктической весной этот ледник выглядел как застывшее штормовое море – механикам предстояло отчистить полосу от снежных заструг, разровнять снег и закрепить знаки.

Механики аэродрома Дунаев Алексей и Харитонов Михаил:

— Может быть такое: сегодня полоса готова для приема, она вся выровнена, отфрезерована, ровненькая, ночью пошел сток, стоковый ветер, — утром – надувы – работа вся насмарку, начинаем по новой… сток – он почти каждый вечер.

На полосе установлены две автоматических метеостанции – вот, собственно, и все, из чего состоит ледовый аэродром. Перед каждым взлетом и посадкой синоптик обеспечивает экипаж самолета полной информацией о фактической погоде и прогнозом на предстоящее время полета.

Стендап: Первыми на Восток улетают новички, те, кто еще никогда не зимовал на этой станции. В те несколько дней, пока летают самолеты с Прогресса на Восток, у них должна быть возможность проверить сможет ли организм адаптироваться к самым суровым условиям жизни на планете…

LIFЕ: Вот она какая, Антарктида!

Через четыре с половиной часа полета новым зимовщикам предстоит первое серьезное испытание. Резкий подъем на высоту три с половиной тысячи метров над уровнем моря,  разреженный воздух, нехватка кислорода – все это может вызвать горную болезнь – «горняшку». Жуткие головные боли, тошнота, отдышка, слабость – вот только некоторые из ее симптомов на Востоке.

Особенно тяжелы первые три дня – нельзя дышать открытым ртом, только через шарф, любой предмет кажется втрое тяжелее обычного, а новичкам и вовсе запрещено поднимать тяжести.

Бывает, что человек так и не может акклиматизироваться, и его приходится вывозить обратно.

Новак Анатолий, магнитолог

— Когда я служил в вооруженных силах, это называлось боевой настороженностью. Когда идешь и смотришь, и у тебя все в кулаке, и ты мобилизован полностью, и наблюдаешь – мало ли что может быть. Ключевое слово – внутренняя мобилизация и готовность ко всему.

На Восток в этот раз новичков идет много – больше половины зимовочного состава. Пока в самолет загружают вещи и продукты, они могут пообщаться с теми, кто только что прилетел с Востока, уже отзимовав:

Владимир Виноградов, механик ДЭС

— Сейчас главное ощущение – воздух, он материализуется, просто ты его чувствуешь, ты его пьешь дышит активнов следующем году снова полетим на Восток – решено!

Среди тех, кто в этом году будет зимовать впервые – Святослав Морозов – представитель отряда космонавтов Роскосмоса, он идет на станцию радистом.

Святослав Морозов, ведущий инженер по радиоинформатике

— Климат на Востоке такой, что там средняя годовая температура на 15 градусов ниже, чем на Марсе, там более суровые условия, если формально подойти к этому вопросу, чем даже на Марсе. Поэтому у меня есть нештатная задача – на своем опыте, на своей шкуре посмотреть, как живут и работают люди, потому что полет на Марс по предварительным оценкам будет занимать год и восемь месяцев – и это считается очень долго, а одна зимовка на Востоке занимает год и три, год и пять. То есть порядки примерно одинаковые. То есть методики, которые применимы на Востоке, наверняка будут применимы и в таких далеких, заоблачных, немножко фантастических задачах, как полеты на Марс.

В настоящее время на Востоке продолжается бурение ледяной скважины — в которой сейчас находится столб «свежезамороженной» воды из подледникового озера Восток.  В конце сезоне ожидается еще два рейса Баслера, после чего 12 полярников останутся на станции одни – и более чем  полгода им предстоит полное автономное существование.

Паутов Андрей, врач – анестезиолог

— Терпимость должна быть! У каждого есть свои особенности, углы, надо просто терпимо относиться к убеждениям, к взглядам, к привычкам других людей.

Новак Анатолий, магнитолог

— Это у нас было и в армии, очень перекликается, потому что войска спецназа, где все завязано на группу, на несколько человек, которым ты должен доверять, как себе, потому что вы одно дело делаете, где-то очень далеко, и есть взаимовыручка, и взаимопомощь и отношение друг ко другу больше, чем как к брату. И это очень ценно…

LIFE – взлет Баслера, Зарин за кадром диктует фамилии пассажиров по радиосвязи: 1-ый, 2-ой, 3-ий – 6-ой…

Ольга Стефанова, Вести, Антарктида

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *