Архив за месяц: Ноябрь 2016

Галерея

ОСТРОВ БУРОМСКОГО

Каждый год, когда Академик Федоров приходит на станцию Мирный, участники Российской Антарктической экспедиции прилетают на остров Буромского – помянуть полярников. Здесь находится самое большое в Антарктиде кладбище: 41 могила.

СТЕНДАП: Первая Антарктическая экспедиция, первая советская полярная станция в Антарктиде, первая жертва… Ивану Хмара в тот год исполнилось лишь двадцать лет. Накануне, как вспоминают полярники, он получил телеграмму из дома, о том, что стал отцом…

Хроника: На припайном льду шла разгрузка судна. Вдруг лед под трактором затрещал, и водитель из него успел выпрыгнуть. Иван Хмара стоял рядом и, пытаясь спасти машину, он вскочил в кабину, схватился за рычаги, но трактор ушел под лед.

Это произошло здесь, на рейде станции Мирный, в январе 1956 года. На следующий год, во вторую экспедицию, во время разгрузки корабля обвалился ледяной барьер и погубил еще двух человек – Николая Буромского и Евгения Зыкова – их имена дали двум островам, на одном из которых и расположилось кладбище. А по соседству – колония пингвинов Адели.

LIFE между могил гнездятся пингвины

Сгорели во время пожара, потерялись в ураган, замерзли в метель, упали в воду с барьера, провалились в ледяную трещину, разбились на самолете… За пятьдесят восемь лет в Антарктиде погибло более 80 человек. По согласованию с родственниками покойного, Российская Антарктическая экспедиция организует вывоз тела на родину…

Владимир Кучин, начальник сезонной 58-ой РАЭ: Если же такой возможности нет, а это бывает обычно, когда прекращается связь с внешним миром, станция уходит в автономное плавание, можно так сказать, на зимовку – и сохранять тело – и технически и психологически уже очень сложно, то организуется захоронение, опять-таки по согласованию с родственниками, на станции.

Здесь не роют могил – земли нет, остров – это скала. Из толстого листового железа сваривают саркофаг и укрепляют его на камнях. Когда тела погибших или их останки обнаружить невозможно – захоронение обозначают условно.

В советские годы станция Мирный была крупнейшей научной обсерваторией, главной береговой базой для обеспечения станции Восток. Здесь размещался мощный транспортный отряд. И здесь же долгие годы на пути следования санно-гусеничных поездов разрасталась опасная зона ледниковых трещин. Места захоронений есть почти на всех российских станциях. Но кладбище в Мирном, наверное, по праву можно считать «Антарктическим Новодевичьим».

LIFE на саркофаге кричит поморник

В этот антарктический сезон, в самом конце своей зимовки, на станции Прогресс скоропостижно скончался радист Сергей Воробьев. Обширный инфаркт. Ему было 58 лет, полярник с большим стажем: четверть века в Арктике, потом шесть зимовок в Антарктиде.

Сергей Воробьев, ведущий специалист радио (запись сделана за день до смерти Сергея): В 79 году попал на Диксон, ну и потом уже Арктика… думал, года на два, на одну зимовочку, но вот на 25 лет это все затянулось… // когда ты сидишь на связи, от тебя многое зависит, как и ото всех остальных, ты понимаешь, что ты здесь нужен, здесь как-то все по-настоящему, не так, как там, на материке – все по-настоящему!

Тело погибшего находится сейчас на станции Прогресс. В ожидании прихода судна «Академик Федоров» его сохраняют глубоко в снегу. На корабле тело доставят в порт Кейптаун, а оттуда – самолетом в Россию. Хоронить Сергея будут уже на родине, в Санкт-Петербурге. Такова воля его ближайших родственников.

Ольга Стефанова. Вести. Антарктида.

Остров  Буромского.

***

Я не был там … О дальней дали

Мне письма правду рассказали.

Их фотографии кричат

О тех ребятах, что лежат

В гробах железных у камней

Земли далекой и ничьей …

 

Влекли заснеженные дали,

И воздух путешествий крут!

Но не прощает Антарктида

Ошибок, совершенных  тут.

 

Был разным у героев путь…

Но даль их вместе  собрала.

Как ни старайся,  не вернуть

И не доделать  их дела.

 

Огромны снежные пространства,

Но остров есть, и выход прост:

На плоском каменном убранстве

Железный выложен погост.

 

Я не был там… Но точно знаю

Места, где ангелы бывают,

Пингвинов крыльями махая,

Покой героев охраняя …

30.10.2016г.

15-37-44

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

getimage

img_0011

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

 

СМЕНА НА ВОСТОКЕ

LIFE – взлет вертолета с Федорова, садится на полосу

На российской полярной станции Восток заканчивается смена зимовочного состава. В 58-ую Российскую Антарктическую экспедицию туда отправляется зимовать 12 человек. На Полюс Холода Земли их доставит канадский самолет Баслер на лыжном шасси. Ледовая взлетно-посадочная полоса расположена недалеко от станции Прогресс на плоском участке ледника.

Сергей Зарин, ведущий инженер синоптик

— Ширина полосы 60 метров, протяженность – 1200 метров, через каждые сто метров полоса размечена флажками.

Готовить аэродром на Прогрессе начали за месяц до этих полетов – антарктической весной этот ледник выглядел как застывшее штормовое море – механикам предстояло отчистить полосу от снежных заструг, разровнять снег и закрепить знаки.

Механики аэродрома Дунаев Алексей и Харитонов Михаил:

— Может быть такое: сегодня полоса готова для приема, она вся выровнена, отфрезерована, ровненькая, ночью пошел сток, стоковый ветер, — утром – надувы – работа вся насмарку, начинаем по новой… сток – он почти каждый вечер.

На полосе установлены две автоматических метеостанции – вот, собственно, и все, из чего состоит ледовый аэродром. Перед каждым взлетом и посадкой синоптик обеспечивает экипаж самолета полной информацией о фактической погоде и прогнозом на предстоящее время полета.

Стендап: Первыми на Восток улетают новички, те, кто еще никогда не зимовал на этой станции. В те несколько дней, пока летают самолеты с Прогресса на Восток, у них должна быть возможность проверить сможет ли организм адаптироваться к самым суровым условиям жизни на планете…

LIFЕ: Вот она какая, Антарктида!

Через четыре с половиной часа полета новым зимовщикам предстоит первое серьезное испытание. Резкий подъем на высоту три с половиной тысячи метров над уровнем моря,  разреженный воздух, нехватка кислорода – все это может вызвать горную болезнь – «горняшку». Жуткие головные боли, тошнота, отдышка, слабость – вот только некоторые из ее симптомов на Востоке.

Особенно тяжелы первые три дня – нельзя дышать открытым ртом, только через шарф, любой предмет кажется втрое тяжелее обычного, а новичкам и вовсе запрещено поднимать тяжести.

Бывает, что человек так и не может акклиматизироваться, и его приходится вывозить обратно.

Новак Анатолий, магнитолог

— Когда я служил в вооруженных силах, это называлось боевой настороженностью. Когда идешь и смотришь, и у тебя все в кулаке, и ты мобилизован полностью, и наблюдаешь – мало ли что может быть. Ключевое слово – внутренняя мобилизация и готовность ко всему.

На Восток в этот раз новичков идет много – больше половины зимовочного состава. Пока в самолет загружают вещи и продукты, они могут пообщаться с теми, кто только что прилетел с Востока, уже отзимовав:

Владимир Виноградов, механик ДЭС

— Сейчас главное ощущение – воздух, он материализуется, просто ты его чувствуешь, ты его пьешь дышит активнов следующем году снова полетим на Восток – решено!

Среди тех, кто в этом году будет зимовать впервые – Святослав Морозов – представитель отряда космонавтов Роскосмоса, он идет на станцию радистом.

Святослав Морозов, ведущий инженер по радиоинформатике

— Климат на Востоке такой, что там средняя годовая температура на 15 градусов ниже, чем на Марсе, там более суровые условия, если формально подойти к этому вопросу, чем даже на Марсе. Поэтому у меня есть нештатная задача – на своем опыте, на своей шкуре посмотреть, как живут и работают люди, потому что полет на Марс по предварительным оценкам будет занимать год и восемь месяцев – и это считается очень долго, а одна зимовка на Востоке занимает год и три, год и пять. То есть порядки примерно одинаковые. То есть методики, которые применимы на Востоке, наверняка будут применимы и в таких далеких, заоблачных, немножко фантастических задачах, как полеты на Марс.

В настоящее время на Востоке продолжается бурение ледяной скважины — в которой сейчас находится столб «свежезамороженной» воды из подледникового озера Восток.  В конце сезоне ожидается еще два рейса Баслера, после чего 12 полярников останутся на станции одни – и более чем  полгода им предстоит полное автономное существование.

Паутов Андрей, врач – анестезиолог

— Терпимость должна быть! У каждого есть свои особенности, углы, надо просто терпимо относиться к убеждениям, к взглядам, к привычкам других людей.

Новак Анатолий, магнитолог

— Это у нас было и в армии, очень перекликается, потому что войска спецназа, где все завязано на группу, на несколько человек, которым ты должен доверять, как себе, потому что вы одно дело делаете, где-то очень далеко, и есть взаимовыручка, и взаимопомощь и отношение друг ко другу больше, чем как к брату. И это очень ценно…

LIFE – взлет Баслера, Зарин за кадром диктует фамилии пассажиров по радиосвязи: 1-ый, 2-ой, 3-ий – 6-ой…

Ольга Стефанова, Вести, Антарктида

СЕЗОН В МИРНОМ

На российской полярной станции Мирный закончился антарктический сезон. Академик Федоров доставил на станцию необходимый запас топлива, новое оборудование, медикаменты и продукты. За 20 дней стоянки корабля на рейде Мирного на дизельной электростанции заменили двигатель, на эстакаде восстановили аварийное освящение и проложили новый силовой кабель. Теперь Миряне полностью готовы к зимовке. (в подводку)

LIFE проезд на ГТТ

Станция Мирный – последняя из российских зимовочных станций в Антарктиде, на которой появился общедоступный интернет. Скорость, как и на всех станциях – 128 килобит в секунду.

Сергей Воронков, старший сервисный инженер: Впервые спутниковый канал связи – они и раньше были – но впервые на этой станции он установлен через российский спутник и посредством российского оператора связи.

Внутри интернет-канала есть голосовой шлюз, и вся система подключена к телефонной станции Института Арктики и Антарктики в Санкт-Петербурге.

СТЕНДАП: Теперь можно взять обычный телефонный аппарат, набрать прямой питерский номер и поговорить с родными и близкими, как будто из соседнего дома. Более того, трехзначный служебный номер соединит Антарктиду с любым отделом Института. А поскольку схема подключения на всех российских антарктических станциях одинакова, то набрав, к примеру, 299 – можно позвонить на другой конец Антарктиды – на станцию Беллинсгаузен.

В предыдущую зимовку эта спутниковая тарелка была серьезно повреждена ветром. Ее предельная нагрузка- 33 метра в секунду. В Мирном же ветра нередко бывают под 60.

Сергей Доброскоков, начальник станции Мирный: что там говорить, если 250 дней в году с метелями, а с поземкой – все 300, то есть получается, спокойных дней в году – 60,70, остальное все дует.

Поэтому, главный инструмент бесперебойной связи – лопата. Практически каждый день полярники расчищают антенну от снега.

Вадим Кораблев, главный специалист РАЭ: (Спутники, через которые мы работаем – геостационары, они висят над экватором и угол места, вертикальный угол… спутника над горизонтом, он очень невелик… поэтому) сигнал достаточно слабый и любые атмосферные явления, особенно осадки, особенно снег с налипанием – они очень сильно влияют… здесь будет надувать сугроб перед тарелкой и люди будут выходить дружно чистить на субботник.

Станция Мирный – самая первая советская полярная станция в Антарктиде. . Первые дома, построенные  58 лет назад еще не на сваях, уже давно занесены снегом. Кроме одного. На старых картах Мирного он обозначен как дом номер 18. И в нем до сих пор живут механики дизельной электростанции – отсюда ближе всего ходить на вахту. Когда скорость ветра превышает 35 метров в секунду, объявляется предупреждение «Шторм-2», перемещение по станции запрещено – 800 метров от ДЭС до кают-компании не дойти …

Сергей Доброскоков, начальник станции Мирный: Единственный объект, который работает при любых условиях… это непрерывное производство, это ДЭС. Она все равно должна работать, должна давать тепло, свет, связь должна быть…  Все там обтянуто леерами, то есть они никуда с этой тропы не могут выйти, то есть они эти 10 метров пройдут, но не пройдут – проползут значит…

Пока береговую базу снабжения не перенесли на станцию Прогресс, в Мирном формировались санно-гусеничные поезда на станцию Восток. Заключительный поход ушел четыре года назад.

Сергей Доброскоков, начальник станции Мирный: Здесь очень много техники, которая не вывозилась, она была оставлена здесь – заняться вплотную экологическими проблемами станции, хотя бы начать их решать… Нужно было максимально собрать металлолом, максимально освободить станцию от ненужных запчастей, ненужной техники и т.д.

В этот сезон Академик Фёдоров забрал из Мирного 153 тонны металлолома. Вместе с Федоровым ушла и предыдущая смена полярников – в Мирном остались зимовать 21 человек. Корабль вернется за ними только через год.

LIFE телефонный разговор: Что-то я, конечно, уже соскучился! Дорога была – почти 3 месяца прошло, а на самом деле все только начинается…

Ольга Стефанова, Вести, Антарктида.