АКАДЕМИК ФЁДОРОВ

Каждый год, когда Академик Федоров приходит на станцию Мирный, участники Российской Антарктической экспедиции прилетают на остров Буромского – помянуть полярников. Здесь находится самое большое в Антарктиде кладбище: 41 могила.

СТЕНДАП: Первая Антарктическая экспедиция, первая советская полярная станция в Антарктиде, первая жертва… Ивану Хмара в тот год исполнилось лишь двадцать лет. Накануне, как вспоминают полярники, он получил телеграмму из дома, о том, что стал отцом…

Хроника: На припайном льду шла разгрузка судна. Вдруг лед под трактором затрещал, и водитель из него успел выпрыгнуть. Иван Хмара стоял рядом и, пытаясь спасти машину, он вскочил в кабину, схватился за рычаги, но трактор ушел под лед.

Это произошло здесь, на рейде станции Мирный, в январе 1956 года. На следующий год, во вторую экспедицию, во время разгрузки корабля обвалился ледяной барьер и погубил еще двух человек – Николая Буромского и Евгения Зыкова – их имена дали двум островам, на одном из которых и расположилось кладбище. А по соседству – колония пингвинов Адели.

LIFE между могил гнездятся пингвины

Сгорели во время пожара, потерялись в ураган, замерзли в метель, упали в воду с барьера, провалились в ледяную трещину, разбились на самолете… За пятьдесят восемь лет в Антарктиде погибло более 80 человек. По согласованию с родственниками покойного, Российская Антарктическая экспедиция организует вывоз тела на родину…

Владимир Кучин, начальник сезонной 58-ой РАЭ: Если же такой возможности нет, а это бывает обычно, когда прекращается связь с внешним миром, станция уходит в автономное плавание, можно так сказать, на зимовку – и сохранять тело – и технически и психологически уже очень сложно, то организуется захоронение, опять-таки по согласованию с родственниками, на станции.

Здесь не роют могил – земли нет, остров – это скала. Из толстого листового железа сваривают саркофаг и укрепляют его на камнях. Когда тела погибших или их останки обнаружить невозможно – захоронение обозначают условно.

В советские годы станция Мирный была крупнейшей научной обсерваторией, главной береговой базой для обеспечения станции Восток. Здесь размещался мощный транспортный отряд. И здесь же долгие годы на пути следования санно-гусеничных поездов разрасталась опасная зона ледниковых трещин. Места захоронений есть почти на всех российских станциях. Но кладбище в Мирном, наверное, по праву можно считать «Антарктическим Новодевичьим».

LIFE на саркофаге кричит поморник

В этот антарктический сезон, в самом конце своей зимовки, на станции Прогресс скоропостижно скончался радист Сергей Воробьев. Обширный инфаркт. Ему было 58 лет, полярник с большим стажем: четверть века в Арктике, потом шесть зимовок в Антарктиде.

Сергей Воробьев, ведущий специалист радио (запись сделана за день до смерти Сергея): В 79 году попал на Диксон, ну и потом уже Арктика… думал, года на два, на одну зимовочку, но вот на 25 лет это все затянулось… // когда ты сидишь на связи, от тебя многое зависит, как и ото всех остальных, ты понимаешь, что ты здесь нужен, здесь как-то все по-настоящему, не так, как там, на материке – все по-настоящему!

Тело погибшего находится сейчас на станции Прогресс. В ожидании прихода судна «Академик Федоров» его сохраняют глубоко в снегу. На корабле тело доставят в порт Кейптаун, а оттуда – самолетом в Россию. Хоронить Сергея будут уже на родине, в Санкт-Петербурге. Такова воля его ближайших родственников.

Ольга Стефанова. Вести. Антарктида.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *